• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Интернету нужна свобода, но без ограничений не обойтись

Как совместить защиту персональных данных со свободой распространения информации? Зачем вводить «налог» для интернет-пользователей? Как далеко может зайти государство в деле регулирования интернета? Эти и другие вопросы обсуждали участники Международной летней школы по киберправу, которая уже в четвертый раз проводилась в Вышке.

Как совместить защиту персональных данных со свободой распространения информации? Зачем вводить «налог» для интернет-пользователей? Как далеко может зайти государство в деле регулирования интернета? Эти и другие вопросы обсуждали участники Международной летней школы по киберправу, которая уже в четвертый раз проводилась в Вышке.

Летнюю школу по киберправу традиционно организует Научно-учебная лаборатория по информационному праву НИУ ВШЭ при участии ведущих российских IT- и юридических компаний. В этом году заявки на участие в школе, которая объединяет как студентов, так и профессионалов в сфере цифрового права, подали представители более чем десятка стран — от США до Малайзии. Организаторы предложили им для обсуждения темы, соответствующие текущим трендам развития интернет-права в России и за рубежом: защита персональных данных в интернете, новые модели лицензирования цифрового контента, сетевая нейтральность как принцип предоставления услуг интернет-доступа, вопросы управления интернетом и регулирования интернет-контента.

Всех ли помнит интернет?

Одной из самых «горячих» тем стало нашумевшее «право на забвение» — юридическая категория, ставшая актуальной в 2014 году после решения Европейского суда по делуиспанца Марио Костеха Гонсалеса против Google.es и внедренная в российское законодательство в июле 2015 года.

«Право быть забытым» (right to be forgotten) в общем своем виде является личным правом гражданина на удаление по его запросу из поисковых сервисов ссылок на личную информацию, а также на неактуальные или порочащие сведения. У этой концепции хватает противников, поскольку она противопоставляет право частной жизни праву на свободный поиск и распространение информации и доступа к знаниям.

Так, участники летней школы отметили, что предложенный механизм не прекращает распространения информации в интернете, однако значительно осложняет функционирование поисковых сервисов, на которых ложится вся работа с обращениями граждан. Кроме того злоупотребление правом на удаление информации может создать сложности с квалификацией информации в качестве порочащей. Участники школы предположили, что право на забвение не должно распространяться на представителей публичной сферы, например, политиков и скандальных знаменитостей.

Кому выгоден нейтралитет?

Отдельная секция в рамках летней школы была посвящена проблеме сетевого нейтралитета (сетевой нейтральности). Под ним понимается принцип оказания услуг доступа в интернет, не допускающий дискриминационного отношения интернет-провайдеров к любому контенту — независимо от контент-провайдера, пользователя, интернет-сервиса или приложения, устройства для доступа в интернет и т.п. Защитники сетевой нейтральности считают данный принцип важнейшей гарантией открытого интернета, свободы информации и свободы экономической деятельности.

Свои доклады о сетевой нейтральности представили Роберту Кангуэйру и Педру Оливейра Эйтор из Португалии и Клаудио Лучена из Бразилии. Примечательно, что Бразилия наряду с Чили, Нидерландами, Словенией и некоторыми другими государствами является одной из немногих стран, где принцип сетевой нейтральности закреплен на законодательном уровне.

Юридическое закрепление сетевой нейтральности, по большому счету, не отвечает интересам интернет-провайдеров, поскольку накладывает на них дополнительные обязательства, ограничивает свободу управления трафиком и отчасти лишает экономических стимулов к инвестированию в развитие сетей. Отношение представителей интернет-сервисов к сетевой нейтральности неоднозначное. Как правило, данный принцип выгоден им, так как является гарантией от злоупотреблений со стороны интернет-провайдеров. Однако в отдельных случаях отступление от принципа сетевой нейтральности может играть позитивную роль для интернет-сервисов — если они готовы платить за приоритетный доступ к инфраструктуре передачи данных.

Интернет-пользователям сетевая нейтральность обеспечивает равный доступ к любым сервисам. Вместе с тем пользователь гораздо чаще заинтересован не в этом, а в качественном доступе к тем интернет-ресурсам, которые он предпочитает. А вот проблему качества интернет-доступа сетевая нейтральность как раз не решает.

Принцип сетевой нейтральности, видимо, будет внедрен в Евросоюзе — во всяком случае европейские чиновники подготовили соответствующую директиву. В России же, полагают участники школы, основания для юридического закрепления этого механизма пока что отсутствуют.

Нужен ли налог на интернет?

Без внимания участников школы не осталась и недавняя инициатива Министерства культуры РФ по внедрению глобальной лицензии на использование цифрового контента в интернете. Основная идея глобальной лицензии заключается в установлении обязательного платежа (так называемого налога на интернет) с каждого интернет-пользователя. Предполагается, что сбором данных платежей должно заниматься Общество по коллективному управлению авторскими и смежными правами (ОКУП) через посредников — интернет-провайдеров, которые находятся в договорных правоотношениях с интернет-пользователями. Распределение собранных средств между правообладателями должно осуществляться также через ОКУП пропорционально фактическому использованию конкретных объектов авторских и смежных прав.

Это предложение стало предметом дискуссии в рамках лекции представителя компании «Мегафон» Никиты Данилова о новеллах российского законодательства в области регулирования интернета. Кроме того концепция глобальной лицензии стала главной на секции, организованной компанией «Яндекс». Юристы Яндекса Руслан Нуруллаев и Роман Крупенин выступили с докладами о различных способах лицензирования цифрового контента и взимания вознаграждения за использование объектов авторских и смежных прав в интернете. А затем участники школы разбились на группы и в игровой форме провели дебаты о целесообразности внедрения глобальной лицензии. При этом разные группы представляли интересы пользователей, интернет-провайдеров и правообладателей. В ходе игры со стороны всех групп было высказано больше критических отзывов об идее глобальной лицензии, нежели отмечено позитивных последствий такого нововведения. Скептицизм объясняется большим количеством подводных камней и противоречий организационного, технического и правового характера, которые связаны с адаптацией авторского права к потребностям цифровой эпохи.

Участники школы обратили внимание на принятую в 2014 году Евросоюзом директиву «О коллективном управлении авторскими и смежными правами и мультитерриториальном лицензировании прав на музыкальные произведения в целях онлайнового использования на внутреннем рынке». По мнению многих экспертов, она стала одним из первых и достаточно аккуратных шагов к решению проблемы дистрибуции интернет-контента. Такой поступательный подход выглядит более предпочтительным, нежели радикальное изменение правового режима использования цифрового контента в интернете.

Чему Россия и Европа могут научиться друг у друга?

Важным событием летней школы стала лекция профессора Мари-Кристин Янсенс из Центра изучения прав интеллектуальной собственности Католического университета Левена, с которым НУЛ по информационному праву ВШЭ имеет давние связи. Лекция профессора Янсенс была посвящена адаптации авторского права к потребностям цифровой эпохи на примере эволюции законодательства ЕС.

Вообще сравнение европейской и российской практики в сфере регулирования интернета было отличительной особенностью летней школы. «До приезда сюда я побывал на другой летней школе — по интеллектуальной собственности и информационно-коммуникационным технологиям, которая проходила в Австрии, — рассказал Педру Эйтор. — Та летняя школа была очень интересной, но она вся была посвящена европейскому праву. Даже если мы обсуждали дело по интеллектуальной собственности, в котором русский нарушитель скачал материал, защищенный копирайтом, мы не анализировали вопрос глубже. Обсуждение тех же вопросов в России, с другой точки зрения, углубляет диалог. Теперь я больше знаю об этой теме. Идеи, которые здесь были высказаны, я планирую рассмотреть в своих будущих исследованиях».

Cсылка на портале НИУ ВШЭ: http://www.hse.ru/news/edu/155568123.html