• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Объять необъятное // О лекциях Акселя Метцгера «Авторское право в цифровую эпоху: модель Европейского Союза»

11 и 13 мая факультет права открыл свои двери для всех, кто интересуется защитой авторских прав в цифровой среде. Международная лаборатория по праву информационных технологий и интеллектуальной собственности пригласила в НИУ ВШЭ замечательного гостя. Аксель Метцгер – профессор гражданского права и права интеллектуальной собственности Берлинского университета им. Гумбольдта. Пресс-центр нашего факультета, также неравнодушный к защите авторских прав, подготовил обзор его лекций.

Лекции Акселя Метцгера были посвящены аспектам регулирования авторских правоотношений в Европейском Союзе в условиях цифрового пространства. Докладчик проанализировал основополагающие правовые источники, объяснил, какие произведения подлежат защите, рассмотрел теории авторского права и исследовал вместе с участниками дискуссии концепцию исключительных прав. 

Как подчеркнул лектор, авторское право в Европейском Союзе регулируется на трёх уровнях: национального права, права Европейского Союза и международных договоров.

На национальном уровне авторское право регламентируется специальными нормативными правовыми актами, хотя  немаловажную роль играет и прецедентное право.

Право ЕС на данный момент представлено десятью Директивами и решениями Европейского Суда Справедливости. Среди вторичного законодательства Европейского Союза, к которому принято относить директивы, регламенты, решения, особое внимание профессор уделил Директиве 2001/29/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе», Директиве 96/9/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза от 11 марта 1996 «О правовой охране баз данных», Директиве Совета ЕС № 93/83/ЕЕС от 27.09.1993 г. о согласовании ряда правил, касающихся охраны авторского права и смежных прав в сфере спутникового вещания и кабельной ретрансляции, Директиве 2004/48/EC Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О реализации прав на интеллектуальную собственность».

К третьему уровню регулирования (международным договорам, регулирующим данную сферу) относятся Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений, принятая 9 сентября 1886 года, Всемирная конвенция об авторском праве, заключенная в Женеве 6 сентября 1952 года, Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) по авторскому праву, принятый в Женеве 20 декабря 1996 года, Марракешский договор об облегчении доступа слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениями, принятый 27 июня 2013 года, и некоторые другие специальные договоры. 

К правовым источникам, регулирующим смежные с авторским правом отрасли, профессор отнёс Римскую конвенцию об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, принятую 26 октября 1961 года, Договор  ВОИС по исполнениям и фонограммам, принятый 20 декабря 1996 года (вступил в силу в 2002 году), и Пекинский договор по аудиовизуальным исполнениям от 24 июня 2012 года.


Метцгер подчеркнул, что сфера защиты авторских прав и её гармонизация приоритетны для Европейского Союза. Сегодня 33 сектора экономики ЕС базируются на авторском праве. В данной области насчитывается более 7 миллионов рабочих мест, что составляет 3% от всей занятости в Европейском Союзе. Роль европейского законодателя заключается в гармонизации защиты обладателей авторских прав, снижении транзакционных издержек, предоставлении пользователям сети большего выбора контента.

Рассуждая о произведениях, подлежащих защите, Метцгер предложил в первую очередь обратиться к понятию «литературного и художественного произведения», содержащегося в ст. 2 Бернской конвенции. В Конвенции указывается, что произведениями являются продукты литературного, научного, художественного творчества вне зависимости от формы их выражения.  Ст. 10 Договора ТРИПС (Соглашения по торговым аспектам интеллектуальной собственности 1994 года) дополняет перечень произведений, указанный в Бернской конвенции, компьютерными программами и базами данных (при этом данные сами по себе не являются объектами авторского права). Кроме того, Метцгер сравнил легальные определения «произведения» в английском, немецком и французском законодательстве. Наиболее оригинальным представилось английское определение «произведения»: «Всё, что стоит того, чтобы быть скопированным, prima facie подлежит защите».

Профессор пояснил, что более подробные правила защиты авторских прав закреплены в Директивах. Так, компьютерная программа может считаться произведением, когда она является результатом интеллектуальной деятельности её создателя. Несколько другой характер приобретает фотография как объект авторских прав: произведением она является, если представляет собой результат интеллектуальной деятельности (РИД) автора, состоящей в оригинальном отражении мира, и таким образом имеет форму внешнего выражения индивидуальности художника. Более тщательно Метцгер разобрал вопросы защиты авторских прав, обратившись к судебной практике Европейского Суда Справедливости: делам Infopaq, BSA, Painer, Murphy, Dataco. Так, в деле Murphy Судом был поднят вопрос доведения произведения (телепередачи, передаваемой греческим вещателем) до всеобщего сведения посредством её трансляции в пабах Соединённого Королевства. Суд постановил, что посетители заведения считались «новой аудиторией» в свете ст. 3(1) Директивы 2001/29/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О гармонизации некоторых аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе», поэтому владелец паба, транслировавшего передачи, был вынужден возместить греческой компании убытки.

Лектор заметил, что в праве Европейского Союза даётся исчерпывающий перечень исключений из защиты авторских прав (они конкретизируются в Директивах). Исключения позволяют бенефициарам использовать защищаемые авторским правом произведения без прямого разрешения их правообладателей.  К таким исключительным действиям относится копирование произведения для личного пользования; копирование РИД для исследовательской, образовательной цели; копирование произведения для внутреннего профессионального пользования (например, для написания юристом статьи).

Докладчик привёл примеры (дела GS Media, Bestwater), когда произведения могут или не могут считаться использованными. Неоднозначными считаются кейсы, когда пользователями сети размещаются гиперссылки: здесь Суд должен определить, является ли гиперссылка средством доведения произведения до всеобщего сведения – для этого Судом формируются специальные тесты. Тесты динамичны, постоянно совершенствуются от времени к времени, от места к месту, от кейса к кейсу. Сфера защиты прав интеллектуальной собственности, по мнению лектора, сложна и увлекательна, потому что требует нахождения баланса между моральными и экономическими правами авторов и пользователей сети.

Метцгер раскрыл понятие «первичного владения» авторскими правами, проанализировав случаи, когда результаты интеллектуальной деятельности создаются работниками. Вопрос о том, кто обладает первичными правами на РИД, регулируется в каждом государстве по-своему. В Великобритании законодатель считает, что любое произведение, созданное в рамках выполнения работником своих трудовых обязанностей, предусмотренных договором, является интеллектуальной собственностью работодателя. В Германии избран противоположный подход: в отношении любого произведения должен преобладать «авторский принцип» – автором и обладателем авторских прав является работник, создавший произведение, а его работодатель наделяется исключительными правами. Той же позиции придерживается и французский законодатель.

Развивая тему защиты авторских прав, лектор нашёл необходимым исследовать некоторые теории права. Им были соотнесены индивидуальные правовые теории: естественно-правовая теория собственности (здесь Метцгер обратился к идеям Локка и актам Французской революции 1791 года), личностно-правовая теория (основывается на идее Канта о неразрывной личностной связи, существующей между автором и его произведением), и утилитаристские теории: теория стимулов и экономического анализа права (здесь знание и культура считаются общественным товаром, а интеллектуальная собственность считается экономически стимулирующей: предоставление произведений в открытый доступ ведёт к потере дохода), а также теория социального планирования (подразумевает, что авторское право гарантирует культурное разнообразие, устраняет из творческого сектора элемент публичного спонсирования, предоставляет автору право самому решать о том, какими способами будет использоваться его произведение).

Лектор мастерски соотнёс теоретические основания права с правовой практикой, представил масштабное сравнительно-правовое исследование законов как в пределах национального уровня (сравнил подходы европейских законодателей), так и между тремя правовыми уровнями в целом: национальным, европейским и международным. Серия лекций вызвала интерес у аудитории и позволила слушателям комплексно взглянуть на проблематику защиты авторских прав. Пресс-центр надеется, что Международная лаборатория по праву информационных технологий и интеллектуальной собственности ещё не раз выступит в качестве организатора подобных мероприятий.

Текст: Алёна Геращенко
Фото: Валерия Боженова