• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес:  123022, Москва, Б. Трехсвятительский пер, 3, комн. 238, 239.

Телефон: +7 (495) 772-95-90 доб. 23039 (комн. 238)

Email: tp@hse.ru

Руководство

Заведущий кафедрой трудового права и права социального обеспечения Буянова Марина Олеговна
Телефон:
7 (495) 772-9590 доб. 23051
Электронная почта:
mobuianova@mail.ru
Адрес: Б. Трехсвятительский пер., д.3, каб. 241а

заместитель заведующего кафедрой трудового права и права социального обеспечения Карпенко Ольга Ивановна
Телефон: +7 (495) 772-9590 доб. 22091
Электронная почта:
okarpenko@hse.ru
Адрес: Б. Трехсвятительский пер., д.3, каб. 222

20 декабря 2016 года на факультете права НИУ ВШЭ прошла деловая игра Moot court, участниками которой стали студенты бакалавриата и студенты магистерской программы "Правовое обеспечение управления персоналом" факультета права НИУ ВШЭ

Деловая игра Moot court  была посвящена рассмотрению трудового спора

Инициатором проведения игрового судебного процесса, который проходил по правилам ЕСПЧ, стала профессор Лейденского университета Берил тер Хаар. Участникам был предложен кейс, разработанный на основании практики ЕСПЧ.

Фабула кейса представляла собой спор между работником (Борис) и работодателем (Роттердамский филармонический оркестр; далее — РФО). Роттердамский филармонический оркестр предложил Борису заключить бессрочный «нулевой договор». Последний представляет собой договор между работником и работодателем без указания рабочего времени, т.е. работник в соответствии с таким договором привлекается к выполнению работы в необходимое для работодателя время. Кроме того, стороны заключили лизинговый договор, в соответствии с которым РФО предоставлял Борису «английский рожок» (деревянный духовой музыкальный инструмент — разновидность гобоя; coranglais) на определенных условиях. Борис посчитал условия договора не совсем выгодными, поскольку в отдельных случаях ему приходилось отдавать половину гонорара за выступление РФО в качестве платы за аренду инструмента. В соответствии с условиями договора Борис мог выкупить инструмент при увольнении из оркестра, при этом оплата должна была осуществлена в течение шести недель после увольнения.

Спустя какое-то время Борису поступило предложение от Дрезденского симфонического оркестра о приеме на работу на полный рабочий день. Как следствие — Борис проинформировал РФО о своем желании выкупить инструмент и попросил предоставить ему оплату по договоренности. Однако РФО отказало Борису на том основании, что по условиям договор он должен заплатить за инструмент в течение шести недель после увольнения.

Борис обвинил РФО в том, что они разрушают его карьеру, поскольку без «английского рожка» у него не будет работы в Дрездене и что его принуждают остаться в РФО.

Борис полагал, что поскольку он находится в трудовых отношениях с РФО, то, исходя из фактических обстоятельств дела, оркестр привлекает его к принудительному или обязательному труду, запрещенному статьей 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Представители РФО отметили, что Борис является фрилансером, не работающим по трудовому договору с РФО, и, как следствие, положение статьи 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не распространяется на отношения между Борисом и РФО.

В кейсе необходимо было ответить на два вопроса: 1) является ли Борис employee, т.е. лицом, находящимся в трудовых отношениях с Роттердамским филармоническим оркестром; 2) применяются ли положения статьи 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающие запрет рабства и принудительного труда, к правоотношениям сторон?

Истцы, на стороне которых выступали магистранты 2 курса программы «Правовое обеспечение управления персоналом» Алена Маркелова и Владислав Симоненко, пытались доказать, что Борис является employee, на которого распространяются положения трудового законодательства. В обоснование своей позиции истцы представляли материалы судебной практики. Кроме того, ими было проанализировано законодательство зарубежных стран, которые признают музыкантов employee. Более того, Алена и Владислав просили суд признать, что Роттердамский филармонический оркестр принуждает Бориса остаться в своем составе на том основании, что не позволяет заплатить за инструмент в рассрочку. В качестве основного аргумента истцы использовали «соображение гуманности и справедливости», указывая, что музыкант, который получает за одно выступление около 100 евро, не может за 6 недель выкупить инструмент, стоимость которого составляет примерно 5000 евро.

Ответчики, на стороне которых выступали Мехрона Мирзоева (магистрант 2 курса программы «Правовое обеспечение управления персоналом») и Рамодин Роман (студент 4 курса бакалавриата), напротив, доказывали, что Борис является self-employed person, т.е. фрилансером, на которого положения трудового законодательства не распространяются. Ответчики проанализировали положения зарубежного законодательства, которое признает музыкантов фрилансерами (например, Румыния и Австрия). Кроме того, ответчики в обоснование своей позиции воспользовались тестами, специально разработанными для разделения employee от self-employed. Более того, Мехрона и Роман обращали внимание суда на то, что положение о принудительном труде не может быть применено в данной ситуации, поскольку, по их мнению, главным критерием принудительного труда является выполнение работы под угрозой какого-либо наказания в соответствии с Конвенцией МОТ № 29 «Относительно принудительного или обязательного труда».

Выслушав доводы сторон, суд, на стороне которого выступали Аделя Попова (магистрант 1 курса программы «Правовое обеспечение управления персоналом») и Константин Орлов (аспирант кафедры трудового права и права социального обеспечения), задали истцам и ответчикам несколько вопросов, после чего судьи отправился в совещательную комнату и спустя некоторое время огласили итоговое решение. По первому вопросу признать Бориса employee, т.е. работником, на которого распространяются положения трудового законодательства. Однако по второму вопросу суд не нашел оснований для удовлетворения требований истцов, таким образом, суд посчитал, что положения статьи 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не подлежат применению. Таким образом, ответчикам удалось опровергнуть доводы истцов и одержать победу.

По итогам процесса профессор Тер Хаар отметила высокую подготовку участвующих в процессе студентов, а также обратила внимание на беспрецедентный энтузиазм, с которым действовали участники mootcourt. Кроме того, профессор Тер Хаар призналась, что участники смогли бы оказать достойную конкуренцию на международном конкурсе mootcourt.

Для того, чтобы придать деловой игре соревновательную нотку, профессор Тер Хаар решила разыграть дополнительные призы в трех номинациях: лучшая правовая позиция, лучший спикер и самая дружная команда. Так, лучшим спикером стал Владислав Симоненко. Приз за лучшую правовую позицию получили ответчики: Рамодин Роман и Мехрона Мирзоева. Самой дружной командой профессор Тер Хаар также признала ответчиков.