• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Учите матчасть!» - Интервью с Казаковым Александром Александровичем

«Учите матчасть!» - Интервью с Казаковым Александром Александровичем

Александр Александрович, добрый день!Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

- Здравствуйте, в 1998 году я окончил факультет международного права МГИМО, затем  Российскую школу частного права и в 2001-м получил степень Магистра частного права (LL.M) от Лейденского университета (Нидерланды).

Свою юридическую карьеру я начинал в адвокатских бюро и специализировался на коммерческом арбитраже, но после Лейдена занялся секьюритизацией активов, возглавил юридический департамент ДОМ.РФ (в то время известный как Агентство по ипотечному жилищному кредитованию), а с 2008 года в принципе занялся структурированием крупных финансовых сделок, с особенности в области проектного финансирования. Таким образом, я осуществил постепенный профессиональный перехода из юридической сферы в финансовую

 

Расскажите, пожалуйста, за что Вы любите профессию юриста и почему остановили свой выбор на ней?

- Я имел склонность к системному мышлению и чувствовал себя комфортно при наличии вокруг определенной структуры правил, при этом мои математические навыки оставляли желать лучшего. Одновременно хотелось получить востребованную профессию с возможностью практической деятельности. Согласитесь, с такими вводными выбор не велик.

 

Александр Александрович, у Вас за плечами  большой опыт работы в подразделениях по структурированию сделок в крупнейших российских банках и международных финансовых организациях. Расскажите, пожалуйста, о Вашем профессиональном опыте. Работа в каких подразделениях оставила у Вас самые яркие впечатления?

- Начиная с работы в ДОМ.РФ мне приходилось не столько решать отдельные правовые задачи, сколько участвовать в управлении проектами. В начале-середине 2000-х в ДОМ.РФ мы создавали с нуля всю систему ипотечного кредитования в России: писали стандарты кредитования, разрабатывали типовые формы закладных, решали как совместить право кредитора обратить взыскание на жилую недвижимость и конституционное право граждан на жилище. Одновременно создавался рынок ипотечных ценных бумаг, позволяющий эффективно рефинансировать ипотечных кредиторов. Это была вдохновляющая работа. После этого был опыт в таких системообразующих банках, как ГПБ и ВТБ. Последние несколько лет я занимаюсь строительством федеральных платных автомобильных дорог. Это сложнейшее проектное финансирование в рамках государственно-частного партнерства с 30-ти летним циклом строительства и эксплуатации и 15-25-ти летним кредитованием в весьма значительных объемах.  

 

Поделитесь, пожалуйста, интересным случаем из Вашей практики, за который Вы испытываете особую гордость?

- За 20 лет практики приходилось сталкиваться с совершенно разными случаями, но действительную радость доставляет проектное финансирование, ведь в нем присутствует овеществленный результат труда. Я много работал над трассами М11 «Нева», ЦКАД (особенно 3-ий и 4-ый пусковые комплексы), строил мосты, заводы и даже запускал спутники связи. Согласитесь, приятно доехать за 6 часов из Москвы в Санкт-Петербург по красивой скоростной и безопасной магистрали, к созданию которой ты приложил руку. На мой взгляд, эмоциональная отдача от проектного финансирования мощнее, чем, например, от финансирования слияний и поглощений или даже от арбитражной практики.

 

Александр Александрович, как Вы пришли к преподавательской деятельности? Что Вы можете дать студентам?

- Мне всегда нравилось выступать перед аудиторией. К тому же я не похож на академического юриста. Я практик с юридическим образованием, но уже давно вышедший за рамки собственно правового сопровождения сделок. На многие вещи я смотрю под иным углом, чем принято в классической юриспруденции. Например, для меня банковская гарантия и кредитный договор – это во многом идентичные инструменты. Если бы я допустил такое высказывание в академической среде, то был бы подвергнут масштабной критике. Тем не менее, гарантия – это не фондированный кредит, а кредит – фондированная гарантия. Юридические различия безусловно присутствуют, но они вторичны по сравнению с экономической сутью отношений. На мой взгляд для студентов юрфака при изучении финансовых сделок было бы полезно увидеть разные перспективы.

Вы являетесь преподавателем курса «Ценные бумаги и производные финансовые инструменты в международном частном праве». Чем Вас привлекла данная сфера? Как сложился Ваш круг научных интересов?

- В 2001-м году я защитил магистерский тезис в Лейдене по секьюритизации активов.  Потом воплощал этот и смежные инструменты в России, как на законодательном уровне (Закон об ипотечных ценных бумагах, Закон о секьюритизации, Закон о синдицированном кредитовании и т.д.), так и практически, участвуя в первых выпусках ипотечных облигаций и в целом ряде синдицированных кредитов. В строгом смысле научное изучение финансов безусловно важно, но я всегда считал, что специалист, имеющий за спиной несколько важных для рынка сделок, имеет ряд преимуществ по сравнению с ученым, который потом эти сделки изучал. Проводя аналогию, в выборе между вольной борьбой и айкидо я всегда на стороне борьбы. Не так красиво, но эффективно. Другое дело, что хороший уровень борьбы в свою очередь требует глубокого изучения и практики.

 

Александр Александрович, может лиспециалист в области ценных бумаг и производных финансовых инструментов работать в других сферах или он может реализоваться только в этой узкой специализации?

- Во-первых, ценные бумаги, и шире, финансы, это уже очень комплексная сфера деятельности. Наполеону приписывают мысль о том, что для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги. Это правило можно распространить практически на любую область частного права. Так вот деньгами мы и занимаемся. Уверяю вас, специалисты с соответствующим опытом нужны не только в Центральном Банке.

 

У Вас есть опыт работы в международных финансовых организациях (Евразийский банк развития). По Вашему мнению, высоки ли шансы у выпускника магистерской программы «Международное частное право и международный коммерческий арбитраж» устроиться в такие организации после обучения в ВШЭ?

 - Я не вижу никаких препятствий. Все крупные финансовые организации испытывают кадровую потребность. Многие организуют практики для студентов. Ну а ВШЭ уже давно играет в высшей лиге лучших учебных заведений страны.

 

Александр Александрович, насколько, на Ваш взгляд, сегодня востребованы специалисты в области финансов? Есть ли у такого специалиста проблемы с трудоустройством? Какой совет Вы можете дать студентам?

- Проблемы с трудоустройством есть у «специалиста» в любой области, которому нечего предложить рынку. Поверьте, работодатель не ждет от студента магистратуры каких-то экстраординарных знаний, но предполагает, что за 6 лет обучения студент сформировал базу и готов к практической деятельности под контролем старших товарищей. Учите матчасть, часто соискатели плавают в простейших вопросах, например, не могут внятно объяснить разницу между акцией и облигацией.

 

Какие, по Вашему мнению, основные преимущества программы «Международное частное право» перед другими вузами и другими программами по юриспруденции? В чём ее конкурентное преимущество?

- На мой взгляд, у программы три сильные стороны: приоритет практической составляющей, возможность сочетать учебу и работу и неплохой охват не только МЧП, но и в целом российского и зарубежного частного права.

 

Александр Александрович, спасибо за увлекательную беседу и интересное интервью!

Интервью подготовила Оксана Родная