• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Интервью с Давыденко Дмитрием Леонидовичем:«Юрист должен уметь мыслью и в облаках летать, и в глубине плавать, и на земле твердо стоять!»

Интервью с Давыденко Дмитрием Леонидовичем:«Юрист должен уметь мыслью и в облаках летать, и в глубине плавать, и на земле твердо стоять!»

Дмитрий Леонидович, расскажите, пожалуйста, немного о себе: образование, сколько лет Вы работаете в ВШЭ, должность в ВШЭ.

- Я окончил Международно-правовой факультет МГИМО в 2001 г. До этого учился в гуманитарной гимназии № 7 города Минска. Защитил в 2004 году в МГИМО диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук по теме «Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования споров по праву России и некоторых зарубежных стран». Доцент Департамента правового регулирования бизнеса НИУ ВШЭ с сентября 2020 года. До этого, в 2010 – 2015 гг., я преподавал в магистратуре ВШЭ параллельно с работой в юридической фирме «Муранов, Черняков и партнеры».

Я являюсь Директором информационно-аналитического проекта «CIS Arbitration Forum» («Арбитражное обозрение СНГ») в сфере разрешения внешнеэкономических споров с участием сторон из России и стран Восточной Европы и СНГ.

В 2017–2019 г. я работал главным экспертом Центра арбитража и посредничества ТПП РФ и ответственным секретарем Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ. С 2001 года занимаюсь юридической практикой: ранее в юридических фирмах, а теперь самостоятельно, в основном занимаюсь подготовкой юридических заключений для целей, связанных с судебными разбирательствами, в том числе с иностранным элементом.

С марта 2020 г. – Исполнительный секретарь Экспертно-методического совета Арбитражной комиссии российского комитета Международной торговой палаты (ICC Russia).

С 2014 года – заместитель председателя коллегии посредников по проведению примирительных процедур ТПП РФ. Член Правления Центра медиации при Ассоциации юристов России.

Регулярно участвую в качестве арбитра в международных арбитражах по регламентам Международной торговой палаты, МКАС и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ. Включен в список лучших практиков в сфере арбитража в России в 2017–2021 гг. (международное рейтинговое агентство Who’s Who Legal и Global Arbitration Review) и в рекомендованные списки арбитров МКАС и МАК при ТПП РФ и других ведущих арбитражных учреждений.

Член редакционной коллегии журнала ТПП РФ «Коммерческий арбитраж» и редакционного совета журнала Палаты арбитров при Союзе юристов Республики Беларусь.

 

Расскажите, пожалуйста, какие факторы повлияли на Ваш выбор профессии? Как Вы пришли в профессию? С чего все началось?

- В старших классах гимназии в Минске я принимал участие в играх «High SchoolDebate»: на английском языке нужно было в команде по установленным правилам доказывать тезис (например, «Too much knowledge is dangerous»), а на другой игре уже обратное – антитезис. Мне показалось это настолько захватывающим, что я пожелал для себя тесно связанную с дебатами профессию юриста, хотя до этого мечтал стать биологом и даже успешно выступал на олимпиадах по этому предмету. Я никогда не жалел о своем выборе.

 

Охарактеризуйте, пожалуйста, в целом профессию юриста: каково ее главное предназначение на Ваш взгляд?

- Предотвращать споры и разрешать конфликты, обеспечивать механизмы защиты фундаментальных ценностей, прав и свобод человека. Я думаю, общество станет обходиться без юристов в двух случаях: либо когда люди достигнут такой степени святости, что им уже не нужно будет прибегать к правовым нормам и профессиональным консультантам для разрешения своих конфликтов, а для соблюдения чужих прав хватит и этических норм, либо наоборот, если общество настолько деградирует, что будет решать конфликты исключительно силой и обманом, без всякой ориентации на правовые нормы. В обозримом будущем юристы определенно будут нужны.

 

Дмитрий Леонидович, как давно Вы занимаетесь международным коммерческим арбитражем? Когда произошло формирование Ваших научных интересов?

- В международном коммерческом арбитраже я, пожалуй, с 2000 года, когда в составе своего университета впервые принял участие в международном студенческом конкурсе имени Виллема Виса в Вене. Другим этапом стало приобретение мною в 2010 г. статуса докладчика МКАС и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ. В этом качестве я участвовал в более 50 делах.

В научном плане я стал заниматься вопросами МКА примерно в 2005 году, вскоре после окончания аспирантуры. В то время я начал работу в коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» и учрежденной ею научной организации в области МЧП (ныне –  Ассоциация исследователей международного частного и сравнительного права). Моим главным учителем я считаю Александра Игоревича Муранова. Он внес очень большой вклад в моё формирование как юриста – практика и ученого, был моим преподавателем по МЧП, научным руководителем и курирующим партнером в юридической фирме. И, конечно, Сергея Николаевича Лебедева, который был тогда заведующим кафедрой МГИМО и преподавал МЧП и МКА.

Для исследования вопросов МКА я с 2009 года несколько раз посетил Институт международного и иностранного частного права им. Макса Планка (г. Гамбург) как его стипендиат.

 

Поделитесь, пожалуйста, интересным случаем из Вашей практики, за который вы испытываете особую гордость?

- Из недавнего, я в качестве единоличного арбитра рассматривал дело по Регламенту РАЦ по иску покупателя земельного участка о понуждении продавца к исполнению обязательства – обеспечении электроснабжения на земельном участке, а также назначении судебной неустойки (астрента) в случае неисполнения арбитражного решения. По мнению ответчика, акт передачи имущества, в котором стороны согласовали обязанность ответчика восстановить электроснабжение, не порождал прав и обязанностей, а место разрыва кабеля находилось за пределами проданного участка. Однако в итоге я не согласился с позицией ответчика, обязав его восстановить электроснабжение, а также назначил астрент на случай неисполнения решения, указав что в ином случае существовал бы риск лишь признания nudum jus (права без возможности реализации).

До этого Верховный Суд РФ признал невозможным взыскание третейским судом штрафных санкций за неисполнение третейских решений – применение меры «астрент», как имеющей в своей правовой природе не только обеспечительный, но и санкционный элемент (меры принуждения). Суд при этом исходил из того, что решения третейского суда имеют частноправовой характер, механизм их принудительного исполнения установлен законодательно и не может быть подменен государственным (публичным) принуждением.

Однако я установил, что в судебных актах ВС РФ не идет речь о возможности применения ст. 308.3 ГК при обязании третейским судом должника к исполнению обязательства в натуре. В рассмотренных делах иски были предъявлены в третейский суд после того, как третейское решение о взыскании денежных средств было вынесено и не исполнено, и третейский суд в новом деле присудил проценты за неисполнение данного предыдущего решения. Таким образом, предметом разбирательств в данных делах было ненадлежащее исполнение ранее вынесенного решения третейского суда о взыскании денежных средств (а не об исполнении в натуре). Судья ВС РФ указала на то, что в случае неисполнения должником третейского решения взыскатель не вправе обращаться в третейский суд за астрентом, а вправе использовать законодательный механизм принудительного исполнения третейских решений.

В рассмотренном мной деле спор был не о последствиях неисполнения ранее вынесенного третейского решения (т.е. отсутствовала какая-либо подмена законодательного механизма принудительного исполнения третейских решений), а о понуждении к исполнению обязательства в натуре и применении средств защиты прав кредитора, прямо предусмотренных в таких случаях гражданским законодательством, а именно, ст. 308.3 ГК РФ. Речь не шла о судебной неустойке как процессуально-правовом институте, предусмотренном сугубо для государственных судов в ст. 174 АПК РФ и ст. 206 ГПК РФ, а исключительно о гражданско-правовом институте, специально установленном для требований об исполнении обязательств в натуре. Я пришел к выводу, что непризнание возможности его применения только на том основании, что дело рассматривается третейским, а не государственным судом, означало бы нарушение установленного законом баланса прав кредиторов и должников и применения гражданского законодательства России с изъятием, т.е. неполное его применение.

Таким образом, я исходил из того, что изложенная правовая позиция ВС РФ не относится к настоящему делу, а в случае вынесения третейским судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре судебная неустойка возможна по решению третейского суда.

Текст данного арбитражного решения можно прочитать по ссылке

 

Дмитрий Леонидович, у Вас большое количество опубликованных научных статей по вопросам, касающимся международного частного права. Над какими научными вопросами Вы работаете сегодня?

- Я работаю над темой признания и приведения в исполнение за границей медиативных соглашений с иностранным элементом и коллизионными вопросами мирового соглашения как правового института, находящегося на стыке материального и процессуального права. Примечательно, что в ряде стран мира (Франция, Италия, Греция) нормы о мировом соглашении как отдельного вида договоре размещены в гражданском кодексе.

Также я исследую существующие в мировой практике механизмы предотвращения судебных разбирательств, которые могут быть предусмотрены в контрактах и законодательстве, например, dispute review boards, expert determination, adjudication.

 

Что повлияло на Ваше решение заняться преподавательской деятельностью?

- Во-первых, связь с наукой, университетской средой мне представляется важной для саморазвития юриста.

Во-вторых, желание делиться знаниями, опытом – для меня это естественно: должно быть два потока – один «входящий», когда ты приобретаешь новые навыки и сведения из практической работы, чтения, общения с опытными коллегами, а другой исходящий. Должен быть баланс этих потоков.

 

Вы являетесь преподавателем курса «International Commercial Arbitration». В чем уникальность данной дисциплины?

- Мы вместе с моим коллегой Дмитрием Ивановичем Зеньковичем стремимся к тому, чтобы по итогам прохождения курса у магистрантов сформировалось всестороннее представление о международном коммерческом арбитраже как значимом способе разрешения внешнеэкономических споров. На лекциях мы даем теоретические обобщения на основе анализа норм применимых международных договоров, законов разных стран, правил арбитражных учреждений, а также предлагаем студентам практические задачи по применению таких норм. Курс проходит на английском языке, что призвано помочь интеграции магистрантов в международное арбитражное сообщество – в этой сфере английский язык явно доминирует.

 

Изучение студентами курса «International Commercial Arbitration» проходит на английском языке. Подскажите, пожалуйста, как и где Вы овладели английским языком на таком высоком уровне?

- Изначально этому помогла гуманитарная гимназия № 7 города Минска, о которой я говорил. Затем работа над международными проектами в юридической фирме, деловая переписка с иностранцами, координирование работы иностранных юристов в проектах по трансграничной защите интересов клиентов, в том числе крупных российских компаний в различных отраслях, включая нефтегазовую.  С этой целью я бывал в судах Англии, Ирландии, Франции, США, присутствовал при перекрестном допросе свидетелей в Хельсинки для процесса в суде Нью-Йорка.

Также я много читаю по-английски и в свободное время художественную литературу.

 

Дмитрий Леонидович, на Ваш взгляд, какими навыками должен обладать юрист в сфере международного частного права? 

- Методичность, готовность к последовательному и детальному рассмотрению вопроса. Терпение, способность шаг за шагом продвигаться к цели, распутывать клубок правовых проблем. Определенное смирение: осознание того, что не во всем можно быстро разобраться. Не падать духом и проявлять упорство. Видеть право «трехмерно»: всю систему правоотношений в целом и ее отдельные элементы. Стремиться к пониманию как своего, так и иностранного права, а также к беспристрастному сравнению. 

 

Насколько, на Ваш взгляд, сегодня востребован специалист в области международного коммерческого арбитража?

- Существуют тенденции, которые негативно сказываются на практике МКА, например, иногда создается такое впечатление, что суды воспринимают третейские суды как конкурентов, что проявляется в широком толковании оснований для отказа в приведении в исполнение арбитражных решений. Также не способствуют развитию арбитража односторонние экономические меры (санкции) как препятствие для целого ряда международных сделок и для арбитражного разрешения споров из них. Однако я считаю, что специалист в области международного коммерческого арбитража в любом случае востребован, потому что этот способ разрешения споров оптимален, когда стороны не смогли прийти к согласию. При этом полагаю, что лучше специализироваться не только в сфере МКА, а шире – на гражданском и международном частном праве и процессе.

 

Дмитрий Леонидович, что Вы посоветуете нашим читателям,   студентам  юридических факультетов, интересующимся работой в сфере международного частного права?

 

- Уделять серьезное внимание изучению учебных предметов, воспринимать получаемую информацию вдумчиво, критически, не жалеть времени на то, чтобы дойти до сути вопросов. Не довольствоваться поверхностным заучиванием. Вникать в детали, именно они в конечном счете обычно решают дело, в том числе в суде. Все это потом пригодится, Вашу способность глубоко разобраться в разнообразных юридических вопросах увидят и оценят. Как говорил А.И. Муранов, юрист должен уметь мыслью и в облаках летать, и в глубине плавать, и на земле твердо стоять.

Полагаю, что полезно, особенно в первые лет 10 после окончания вуза, стремиться к приобретению опыта в любой отрасли права – самые интересные проекты обычно находятся на стыке нескольких отраслей. Также представляют ценность стажировки в различных организациях, российских и международных, особенно связанных с международной торговлей. Хорошо поработать и в государственном органе, и в торговой палате, и в российской и международной юридических фирмах. Кроме того, сейчас многим профессионалам нужны помощники из числа молодых юристов, которые работали бы дистанционно, например, исследовали судебную практику по определенному вопросу. Поэтому стоит больше общаться с практиками, проявлять активность на занятиях, в том числе формулировать и задавать релевантные вопросы, по возможности посещать научно-практические конференции, особенно международные, самим выступать с докладами, писать и публиковать работы по актуальным вопросам. На Вас обратят внимание и это откроет новые возможности на пути в профессию.

 

Дмитрий Леонидович, спасибо за увлекательную беседу и интересное интервью!

Интервью подготовила Оксана Родная