• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Интервью с Кролем Константином Ильичом

Интервью с Кролем Константином Ильичом

Константин Ильич, расскажите, пожалуйста, немного о себе (образование, сколько лет Вы работаете в ВШЭ, профессиональная трудовая деятельность).

- Родился и вырос в Москве. С отличием окончил юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова в 1998 году. Специализировался на кафедре Предпринимательского права. Моим научным руководителем был Д.И. Дедов, впоследствии судья ЕСПЧ в 2012 – 2021. В 2001 году получил магистерскую степень (LLM) совместной программы МВШСЭН (Шанинка) и Манчестерского Университета. 

Трудовую деятельность начал с студенческой скамьи, с 4 курса, когда в 1997 году пришел в качестве стажера в мою первую юридическую фирму, Allen & Overy (A&O), где стал партнером в 2008 году. Затем работал партнером международных юридических фирм Jones Day и Orrick. В настоящий момент являюсь партнером и главой российской корпоративной практики Dentons – самой большой международной юридической фирмы в мире. 

С 2002 года являюсь адвокатом, членом адвокатской палаты г. Москвы, в 2013 году получил право практиковать в Англии в качестве солиситора, также являюсь непрактикующим солиситором в Республике Ирландия. 

  В ВШЭ преподаю с 2019 года. Являюсь членом Академического совета магистерской программы ВШЭ «Международное частное право и международный коммерческий арбитраж». Также читал лекции в МГУ им М.В. Ломоносова и в РАНХиГС. 

 

Расскажите, пожалуйста, какие факторы повлияли на Ваш выбор профессии? Как Вы пришли в профессию? Как начиналась Ваша карьера?

- Еще в старших классах школы я понял, что гуманитарные дисциплины представляют для меня больший интерес, чем естественные науки. Годы моего взросления совпали с периодом ренессанса юридической профессии в России, когда юрист стал одной из самых востребованных специальностей. Это, наверное, и обусловило мой выбор. 

При этом я достаточно рано был настроен на практическую деятельность в сфере правового обеспечения предпринимательской деятельности (кстати это была тема моих курсовых работ начиная с первого курса). Видимо здесь тоже сказалось веяние времени, ведь в годы моего обучения в МГУ с 1993 по 1998 год происходило становление рыночных отношений в России, были приняты все основополагающие для бизнеса законы, начиная с новой Конституции РФ и Гражданского Кодекса.

Я очень рано стремился начать практическую юридическую деятельность, чтобы иметь возможность приобретать не только теоретические познания, но и практический опыт. Практически все мои однокурсники тоже работали параллельно с учебой.

Не имея семейных связей и протекции, мне без практического опыта было достаточно сложно устроиться на свое первое место работы. Я мечтал о трудоустройстве в юридическую фирму, желательно международную, чтобы иметь возможность практиковаться в английском и приобщиться к опыту зарубежных коллег. 

Не один месяц я рассылал резюме, и все было впустую. Наконец, на четвертом курсе мне посчастливилось и два моих преподавателя, Д.И. Дедов и Г.А. Атанесян, рекомендовали меня в ведущие британские юридические фирмы – Allen & Overy и Clifford Chance. Мне удалось успешно пройти все собеседования и получить предложение от обеих фирм. В итоге я вышел на работу в A&O (поскольку их предложение я получил первым) и посвятил этой фирме почти 14 лет моей жизни, пройдя путь от студента-стажера до партнера и главы российской практики рынков долгового капитала.

 

Охарактеризуйте, пожалуйста, в целом профессию юриста: каково ее главное предназначение на Ваш взгляд?

- Профессия юриста открывает множество дорог для профессиональной реализации. Это и академическая деятельность, и сфера госуправления, общественно-политическая деятельность, правотворчество и правоприменение, правоохранительная деятельность и правозащита, работа в качестве частнопрактикующего юриста или адвоката, работа юрисконсульта в корпорации или банке, и это далеко не полный перечень всех возможностей. Очевидно, что во всех перечисленных областях юрист реализуется в профессии по-разному и специализируется на разных аспектах и задачах. 

Но в независимости от специализации и сферы деятельности, полагаю для юриста главное – правосознание, понимание и следование не только букве, но и духу закона, распространение правовых знаний и правовой культуры, чувство ответственности.

Сегодня научно-технический прогресс открывает перед юристами новые перспективы, связанные с использованием цифровых технологий и искусственного интеллекта. Однако не думаю, что технологии изменят суть и значимость юридической профессии.

 

Константин Ильич, как давно Вы занимаетесь международным арбитражем и сопровождением сделок M&A? Почему Вас заинтересовали именно эти сферы?

- Если на сопровождении сделок M&A я действительно специализируюсь уже третий десяток лет, то арбитражем я занялся сравнительно недавно, хотя интерес к этой сфере у меня был всегда. 

Дело в том, что если для транзакционного юриста конечной задачей является обеспечение заключения сделки в интересах клиента, то арбитражный специалист занимается тестированием уже заключенной договорной документации в рамках арбитражного процесса, когда возник спор сторон сделки. Тут то и выясняется, чего на самом деле стоит договорно-правовая конструкция, устоит ли она в суде и выдержит ли испытание на прочность. Поэтому профессионально мне было очень интересно попробовать себя в обеих из вышеописанных ролей.

Помимо чисто профессионального интереса мой приход в сферу арбитража был обусловлен тем, что ряд моих клиентов, интересы которых я представлял при заключении сделок, стали обращаться ко мне за юридической поддержкой, когда по сделкам стали возникать споры. С другой стороны, мне стали предлагать выступить в роли арбитра.

В этот момент я понял, что мне не хватает фундаментальных знаний в области международного арбитража и занялся повышением квалификации. В этом мне очень помогли программы Королевского Института Арбитров в Лондоне (Chartered Institute of Arbitrators/CIArb).

На сегодняшний день я являюсь действительным членом CIArb и вице-президентом Российской секции Европейского филиала CIArb, членом Арбитражной комиссии и рекомендованным арбитром Российского национального комитета Международной торговой палаты (ICC Russia), аккредитованным арбитром Гонконгского Международного Арбитражного Центра (HKIAC), Ташкентского Международного Арбитражного Центра (TIAC), Грузинского Международного Арбитражного Центра (GIAC), Российского арбитражного центра при Российском институте современного арбитража (РАЦ РИСА) и Арбитражного центра при Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) в составе Коллегии по международным и инвестиционным спорам.  

Регулярно выступаю в роли арбитра в составе жюри ежегодных студенческих конкурсов в формате игрового судебного процесса (moot-courts), включая всемирный Конкурс по международному коммерческому арбитражу им. Виллема Виса (предварительные раунды в Москве и Шанхае), Всероссийский студенческий конкурс по арбитражу корпоративных споров им. В.П. Мозолина и Международный студенческий конкурс по международному коммерческому арбитражу им. М.Г. Розенберга.

Для арбитра у меня не совсем типичный опыт, поскольку многие арбитры – это прежде всего процессуальные специалисты. Полагаю, что мой опыт транзакционного юриста помогает мне лучше понимать коммерческую составляющую сделок при рассмотрении споров.

Что касается сделок M&A, то в них меня больше всего привлекает роль юриста при реализации таких сделок. Эта роль в моем понимании не сводится исключительно к юридическому оформлению коммерческих договоренностей сторон, но зачастую также включает в себя активное участие в переговорном процессе и помощь в выработке приемлемого компромисса и достижении баланса интересов сторон, без которых невозможно заключение сделки. Для успешной реализации этой задачи требуются не только юридические знания, но и понимание финансово-экономических вопросов, рыночных реалий и практической психологии. 

 

У Вас за плечами большой опыт работы в международных юридических фирмах в Москве и Лондоне. Расскажите, пожалуйста, о Вашем профессиональном опыте. Работа в каких фирмах оставила у Вас самые яркие впечатления?

- Действительно, за 24 года практики мне довелось быть партнером четырех ведущих международных юридических фирм, был опыт многолетней работы в Лондоне. 

Особое место на моем карьерном пути занимает моя первая фирма, A&O, где я сформировался как профессионал. Это как первый учитель в школе. При этом я придерживаюсь мнения, что самые яркие и актуальные впечатления – это впечатления в настоящем. Мое многолетнее профессиональное развитие подготовило меня к той позиции, которую я занимаю сейчас – партнер и глава российской корпоративной и M&A практики Dentons – возможно крупнейшей среди международных юридических фирм, представленных в России.

Самые яркие впечатления для меня оставили прежде всего сделки, над которыми я работал и, главное, люди – коллеги и клиенты – с которыми мне довелось взаимодействовать.

Каждая из фирм, в которых мне довелось работать, очень многому меня научила. Я благодарен всем моим менторам, коллегам и клиентам за возможность совместной работы и обмена опытом, это было бесценно для меня.

Для стороннего наблюдателя все международные юридические фирмы могут казаться одинаковыми, однако это не так. Каждая фирма обладает своей уникальной культурой и особенностями. При этом разумеется все фирмы придерживаются высочайших этических и профессиональных стандартов и в этом они сходны.

Возможность приобрести такой разносторонний международный опыт на мой взгляд помогли мне расширить кругозор, выработать индивидуальный профессиональный стиль и найти свой собственный путь в профессии.

 

Поделитесь, пожалуйста, интересным случаем из Вашей практики, за который вы испытываете особую гордость?

- Сложно выделить один случай, за 24 года было много интересного, и не о всех историях можно рассказать в силу соображений конфиденциальности и адвокатской тайны. 

Приведу один пример, когда мне довелось представлять крупную российскую компанию сначала при создании трансграничного совместного предприятия, затем в ходе арбитражного процесса в Лондонском Международном Арбитражном Суде (LCIA), возникшего из спора по поводу созданного СП, и наконец при достижении мирового соглашения, позволившего завершить спор в интересах моего клиента. 

В этом деле мне потребовался весь мой опыт и знания, и я многому научился. В том числе это дело помогло в выработке моей жизненной и профессиональной философии, которая заключается в том, что высококлассный юрист должен стремиться стать не просто экспертом, к которому обращаются по техническим вопросам, но и доверенным советником, к помощи которого клиент прибегает в наиболее сложных и щекотливых ситуациях. При этом думать надо в первую очередь не о своих гонорарах, а о защите интересов клиента – и клиенты это оценят. 

 

Константин Ильич, Вы неоднократно входили во все крупнейшие международные рейтинги ведущих юристов в России: Chambers, IFLR 1000, Legal 500, Best Lawyers и в российские рейтинги газеты Коммерсантъ и Право.ru-300. Расскажите, какие Вы испытываете ощущения, находясь в международных рейтингах ведущих юристов России? Гордитесь ли этим? 

- Пожалуй, в первый раз, когда обо мне упомянули рейтинги (наверное, это было в конце двухтысячных), это было приятно. Но в первую очередь чувство удовлетворения вызывает не место в рейтингах, а удачно завершенная сложная сделка, или разрешенный в качестве арбитра спор и подготовленное тобой арбитражное решение, которое было признано и исполнено государственным судом, или опубликованная новая статья по актуальной проблеме, или когда студенты на экзамене демонстрируют глубокие знания по преподававшемуся тобой предмету.

Полагаю, думать надо не о рейтингах, а об интересах клиентов, профессиональном развитии и совершенствовании. Тогда и рейтинги приложатся.

 

Есть ли выгода от пребывания в такого рода рейтингах? Стоит ли стремиться попасть в такие рейтинги?

-  На мой взгляд клиенты обычно принимают решение о выборе юриста исходя не из рейтингов, а из репутации юриста. Однако иногда и рейтинги играют определенную роль, ведь в конечном счете они являются отражением и репутации в том числе. В целом я бы не переоценивал значимость рейтингов.

 

Что повлияло на Ваше решение заняться преподавательской деятельностью?

- Мне всегда была интересна академическая деятельность. Возможно, если бы начало моей профессиональной деятельности не пришлось на этап такого бурного становления рыночных отношений в России, я бы больше внимания уделил академической сфере. Я рад возможности поделиться приобретенным опытом с новыми поколениями отечественных юристов и получаю огромное удовольствие от взаимодействия с молодыми коллегами.

 

Константин Ильич, Вы являетесь преподавателем курса «Сделки по слияниям и поглощениям и созданию совместных предприятий (СП) в международном частном праве». В чем уникальность данной дисциплины?

- Уникальность прежде всего в практической направленности и в междисциплинарном характере. Дело в том, что сделки M&A и создание совместных предприятий требуют от юриста знаний в различных областях – это и гражданское право, и корпоративное, и регулирование рынка ценных бумаг, и антимонопольное право, и арбитражный процесс, и коллизионные нормы, и вопросы финансового и налогового права, валютного регулирования. Не говоря о том, что существует также и специфика каждой юрисдикции, и я уделяю большое внимание вопросам компаративистики, прежде всего сопоставлению подходов английского и российского права.

 

Изучение студентами курса «Сделки по слияниям и поглощениям в международном частном праве» проходит на английском языке. Подскажите, пожалуйста, как и где Вы овладели английским языком на таком высоком уровне?

- Спасибо моим учителям в московских «английских спецшколах» №83 и №60, где мне посчастливилось учиться. В дальнейшем помогла многолетняя работа в среде носителей языка.

 

А есть ли у Вас свой личный девиз? Если да, то поделитесь, пожалуйста!

Per aspera ad astra – через тернии к звездам (лат.).

 

Какими навыками должен обладать юрист в сфере международного частного права? 

- Прежде всего теми же навыками, что и в других сферах, а именно умением применять теоретические знания к практическим ситуациям и вниманием к деталям. Сфера МЧП также предполагает знакомство не только с отечественной правовой доктриной, но и понимание подходов иных правовых систем и владение методами компаративистики. В конечном счете юрист, практикующий в области МЧП, должен уметь не только идентифицировать проблему, но и предложить способ ее решения, и оценить сопутствующие риски для клиента.

 

Насколько, на Ваш взгляд, сегодня востребован специалист в области сопровождения сделок M&A?

- В настоящий момент российский рынок M&A переживает настоящий бум! Специалисты в этой области крайне востребованы. Кроме того, навык сопровождения сделок M&A может впоследствии пригодиться и в других областях, это хорошая школа.

 

Константин Ильич, что Вы посоветуете нашим читателям,   студентам  юридических факультетов и все интересующимся работой в сфере международного частного права?

Рекомендую постараться найти ту область права, которая вызывает у вас наибольший интерес, и начать специализироваться в этой сфере. Всегда достигаешь наибольшего успеха, когда занимаешься тем, что тебе интересно и приносит удовольствие. И обязательно продолжать приобретать новые знания и навыки. Диплом о высшем юридическом образовании – это не конец, а только начало профессионального пути.

Еще одна рекомендация – всегда стараться смотреть на проблему с разных сторон, искать аргументы pro et contra, избегать ригидности мышления.

 

Константин Ильич, огромное Вам спасибо за очень интересную и вдохновляющую беседу!

 
Интервью подготовила Оксана Родная