• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Меню

Факультет права НИУ ВШЭ

‘Not capture or kill, but arrest or kill’: о лекции профессора Кеннета Уоткина

29 сентября на факультете права НИУ ВШЭ профессор и королевский адвокат Кеннет Уоткин представил книгу «Борьба по правилам: контроль за применением силы в современных конфликтах» (‘Fighting at the Legal Boundaries'), посвященную анализу вызовов, брошенных международному праву как последнему барьеру на пути неконтролируемого насилия в XXI веке.

‘Not capture or kill, but arrest or kill’: о лекции профессора Кеннета Уоткина

В ходе лекции Кеннет Уоткин поднял такие темы, как State v. Non-state конфликты, борьба с терроризмом и транснациональной преступностью в рамках национальной и международной юрисдикции, регулирование вооруженных конфликтов, не носящих межгосударственного характера. Спикер предложил свое видение ответов человечества на эти вызовы.

Цель обзоров таких выступлений всегда двояка. С одной стороны, когда слушаешь интересного человека, хочешь фиксировать каждое его слово, каждую меткую фразу, нашедшую свою нишу в душе, не «творя» при этом стенограмму заседания. С другой стороны, всегда испытываешь желание привнести толику своего, акцентировать внимание на показавшихся интересными и важными деталях, не превращая текст в «отсебятину».

Однако одно ясно с самого начала: освещать то, о чём человек рассказывал, не говоря о нём самом, — значит терять не только приличие, но и значительную часть контекста сказанного.

Кеннет Уоткин (Kenneth Watkin) служил в вооружённых силах Канады, где возглавлял военно-юридическую службу; работал старшим военно-юридическим советником и возглавлял систему военного правосудия. Начиная со дня террористических атак 11 сентября 2001 года, в течение почти 10 лет профессор консультировал Силы специального назначения Канады в рамках проведения воздушных, морских и наземных операций. С 1995 по 2005 годы господин Уоткин также консультировал Правительство Канады по различным расследованиям в отношении геноцида в Руанде в 1994 году. После выхода на пенсию в 2010 году он выступал в роли иностранного наблюдателя в Независимой израильской комиссии по расследованию блокады Газы 31 мая 2010 году, а также работал профессором международного права Военно-морского колледжа США (2011-2012 годы).



В 2002 году Кеннет Уоткин был награждён Орденом «За военные заслуги», в 2006 – удостоен титула королевский адвокат (QC), а в 2015 году – премии Президента Канадской ассоциации адвокатов за особый вклад в профессию. Он продолжает читать лекции, посещать различные конференции и семинары по международному праву, а также издавать статьи по МГП, праву прав человека и праву национальной безопасности.

Зная о военном опыте человека, пишущего по вопросам, наверное, наименее «правовой» отрасли законодательства, международного гуманитарного права или права войны и мира, к его словам начинаешь относиться несколько по-другому. Они приобретают особый авторитет, поскольку одно дело — заявить о высоких принципах, другое — приложить усилия и вообще допустить возможность их реализации там, где праву, казалось бы, не место, что отмечал сам профессор.

Какие же вызовы, по мнению господина Уоткина, бросает действительность нашего века международному праву?  Профессор выделяет два типа таких вызовов.

В первую очередь, это проблемы статуса новых субъектов, участвующих в вооруженных конфликтах. Состоянием войны считается конфликт между двумя государствами. В этот момент как бы щелкает переключатель, и на сцену выходит международное гуманитарное право со своими требованиями к сторонам этого страшного действа. Но что, если на место State-субъекта внезапно встает субъект, качествами государства (в международно-правовом смысле) не обладающий, например, «Талибан» или «ИГИЛ» (террористические организации, запрещённые в России)? Фактически, перед нами субъект, обладающий огромной военной силой, способный вести боевые действия, к которым нормы международного гуманитарного права, в силу отсутствия должной субъектности у одной из сторон, не применяется. Террористы через публично-правовую призму кажутся нам всё теми же негодяями и бандитами, которые мешают жить порядочным гражданам.