• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Меню

Факультет права НИУ ВШЭ

Карт-бланш. Архимед, Аристотель и российская форма правления

Профессор кафедры конституционного и административного права факультета права НИУ ВШЭ Елена Лукьянова рассказывает, почему прописанный в Конституции РФ принцип разделения властей в реальности отсутствует.

В III веке до н.э. греческий математик, физик и инженер из Сиракуз Архимед заявил: «Дайте мне рычаг и точку опоры, и я переверну Землю». А за полвека до Архимеда его соотечественник Аристотель рассуждал на солнышке под оливами о разделении властей. Я парадоксальным образом попытаюсь соединить обе идеи, чтобы ответить на вопрос, что не так в России и что делать. Опущу только пресловутое «кто виноват», поскольку ответ на этот вопрос в данном случае неконструктивен.

Как известно, главным предназначением выдвинутой когда-то философом Аристотелем и много веков спустя взятой на вооружение французскими республиканцами теории разделения властей является взаимный контроль ветвей власти друг за другом, взаимовоспрепятствование вмешательству в их исключительные полномочия и недопущение узурпации власти какой-либо одной ветвью посредством механизмов системы сдержек и противовесов.

Этот принцип является краеугольным камнем республиканской формы правления и одной из основ конституционного строя России. Но в России, к сожалению, он остался только на бумаге, потому как на самом деле не работает. Изначально существующие в конституционном тексте механизмы сдержек и противовесов (преодоление вето президента, отрешение его от должности, назначение председателя правительства, генерального прокурора, судей Высших судов, аудиторов Счетной палаты, конституционный контроль, судебное обжалование действий и решений) полностью утратили свою актуальность. Администрация президента при Ельцине – небольшой аппарат советников, помощников, хозяйственников и юристов – разрослась до уровня ЦК КПСС. Сегодня это обширнейший чиновничий аппарат с мощными региональными отделениями в виде полномочных представителей президента, федеральными инспекторами и иными внеконституционными институциями, осуществляющий власть в стране от имени президента. Этим аппаратом принимаются или согласовываются все без исключения решения, даже самые мелкие. За 15 лет такой стиль и методы руководства приобрели характер непререкаемого делового обыкновения. В результате ни у кого не осталось ни малейшей возможности, ни желания кого-либо сдерживать и кому бы то ни было что-либо «противовешивать».

На деле в России осталась только одна ветвь власти – президентская. Все остальные (исполнительная, законодательная и судебная) являются симулякрами – фальшивыми копиями совершенно иных органов, а их деятельность имеет малое отношение к их конституционному предназначению. По сути, они представляют собой псевдореспубликанские органы, задачей которых является камуфляж истинного состояния дел и создание республиканского мифа в монархическом государстве.

Поэтому определить сегодня отечественную форму правления практически невозможно. Уверенно можно утверждать лишь одно – эта форма не соответствует Конституции. И это как раз есть то самое главное, что не так в России, и без восстановления чего совершенно бесполезно бороться с коррупцией, негодовать по поводу обвинительного судебного уклона и ругать правительство.

Современный российский парламент с урезанными бюджетными полномочиями, лишенный реальных инструментов парламентского контроля, обремененный искаженным законодательным процессом, подогнанными под систему экстренного принятия-одобрения спущенных сверху законопроектов представляет собой грустное зрелище. И Дума, и Совет Федерации по сути своей перестали быть представительными органами как таковыми и поэтому не способны обеспечить должного уровня мозговой атаки, необходимой при выработке текстов законопроектов, и спрогнозировать риск правоприменения.

Вот статистика: в 2014 году в Думу было внесено 1684 законопроекта, принято и подписано президентом 464 закона, то есть принималось по полтора закона в день без выходных, отпусков и праздников. А толку чуть. Потому что только 16% россиян положительно оценивают деятельность Государственной думы, а 56% отзываются о ней резко отрицательно, вплоть до утверждения, что парламент не нужен вообще. Будут при таком отношении к парламенту работать законы? Вряд ли.

Поэтому начинать надо с парламента, тем более что скоро выборы. Нужно восстанавливать контроль парламента за правительством и за бюджетом. Нужно ставить вопрос о праве парламентского большинства предлагать кандидатуру на должность председателя правительства. Необходимо возвращение нормы, согласно которой президент может отправить в отставку правительство только с согласия Думы. Такая норма была в проекте Основного закона, но она утонула в крови октябрьских событий 1993 года.

Для возвращения Совету Федерации его истинного предназначения – обеспечения соответствия вырабатываемых законодательных правил интересам регионов – необходим другой порядок его формирования. Тот самый, который изначально планировался, но тоже стал жертвой событий 1993 года и остался лишь в переходных положениях Конституции.

Наконец, необходимо возвращение к конституционной процедуре формирования – Счетной палате. Сегодня ее аудиторов фактически назначает глава государства – такова процедура, предусмотренная новым законом! Хотя по Конституции Счетная палата – это контрольный орган, предназначенный именно для парламентского контроля.

А при чем же здесь Архимед? Да при том, что разумный баланс полномочий, взаимодействие, взаимоконтроль и толковое разделение труда являются непременным залогом успеха в любом деле. Особенно в деле функционирования государства. Поэтому восстановление системы разделения властей и есть тот рычаг, применение которого может заставить заработать сильно подзаржавевший российский государственный механизм. Была бы к этому воля, потому как именно она и является точкой опоры, без которой невозможно на этот рычаг надавить. Вот эту самую точку опоры и попробуют найти в конце февраля в Госдуме члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) и группа оппозиционных депутатов и политиков.

Материал взят с сайта http://www.ng.ru