• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Иванов Антон Александрович
научный руководитель

 

Салыгин Евгений Николаевич
декан

 

Прокудина Любовь Аркадьевна —
заместитель декана по науке

 

Старженецкий Владислав Валерьевич —
первый заместитель декана

 

Мамедова Фатима Фармановна — 
заместитель декана по административной работе

 

Маркунцов Сергей Александрович —
заместитель декана по финансовой работе

 

Карпенко Ольга Ивановна —
заместитель декана по организации ознакомительной производственной практики и внеаудиторной работе со студентами

 

Мазаев Дмитрий Владимирович —
заместитель декана по работе с выпускниками и работодателями

 

109028, Москва,
Б. Трехсвятительский пер, 3.
email: lawfacult@hse.ru

Деканат: (495) 772-95-90
(доб. 22299 или 22298)

Учебный офис (бакалавриат):
(495) 772-95-90 (доб.22852; 23008; 22899; 23009)

Учебный офис (магистратура):

Менеджер Шулятьева Дина Владимировна
(495) 772-95-90 (доб. 22275)

Менеджер Карпова Ольга Владимировна

(495) 772-95-90 (доб. 22738)

факс: (495) 772-95-90 (доб. 23005)

редактор сайта факультетa — Попов Антон Вячеславович

редакторы сайтов кафедр

Образовательные программы
Бакалаврская программа

Юриспруденция

4 года
Очная форма обучения
117/100/20
117 бюджетных мест
100 платных мест
20 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Бакалаврская программа

Юриспруденция: частное право

4 года
Очная форма обучения
25/30/5
25 бюджетных мест
30 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Адвокат по гражданским и уголовным делам

2 года
Очная форма обучения
20/10/5
20 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

История, теория и философия права

2 года
Очная форма обучения
20/10/2
20 бюджетных мест
10 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Корпоративный юрист

2 года
Очная форма обучения
20/15/5
20 бюджетных мест
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Международное частное право

2 года
Очная форма обучения
20/15/5
20 бюджетных мест
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Правовое обеспечение управления персоналом

2 года
Очная форма обучения
20/15/2
20 бюджетных мест
15 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Право информационных технологий и интеллектуальной собственности

2 года
Очная форма обучения
20/15/2
20 бюджетных мест
15 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Право международной торговли, финансов и экономической интеграции

2 года
Очная форма обучения
20/10/5
20 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Публичное право

2 года
Очная форма обучения
20/10/5
20 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Финансовое, налоговое и таможенное право

2 года
Очная форма обучения
20/10/5
20 бюджетных мест
10 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Юрист в правосудии и правоохранительной деятельности

2 года
Очная форма обучения
20/15/5
20 бюджетных мест
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Юрист в сфере спорта

2 года
Очная форма обучения
20/15/5
20 бюджетных мест
15 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Книга
Competition Law and Policy and the Food Value Chain

Lianos I., Claudio Lombardi, Moss D. L. et al.

Iss. 1-2016: Concurrences Review. NY: The Institute of Competition Law, 2016.

Статья
Concept, Legal Nature and Law Applicable to Recognition and Enforcement of Foreign Judgments

Kasatkina A. S.

Czech Yearbook of International Law. 2016. No. VII. P. 165-181.

Глава в книге
Minimal Unit of Legal Translation vs. Minimal Unit of Thought

Vlasenko S. V.

In bk.: The Ashgate Handbook of Legal Translation. Farnham: Ashgate Publishing Group Ltd., 2014. Ch. 6. P. 89-120.

Статья
Criteria for Copyrightability in Russian Copyright Doctrine and Judicial Practice

Kashanin A.

Russian Law Journal. 2016. Vol. IV. No. 2. P. 26-61.

Книга
Cyber law in Russia

Kalyatin V., Savelyev A., Bogdanovskaya I. J.

Alphen aan den Rijn: Wolters Kluwer International Publishing House, 2016.

Препринт
Business transaction invalidity in the context of the principle of legality

Totyev K. Y.

Law. LAW. Высшая школа экономики, 2016. No. 2.

Препринт
Formation of Credit Rating Agency Regulation in Russia

Selivanovskiy A. S.

Law. LAW. Высшая школа экономики, 2016

Препринт
The Founders Of 16th Century Belgian Realism in Private International Law Doctrine

Getman-Pavlova I. V.

Law. LAW. Высшая школа экономики, 2016. No. WP BRP 64/LAW/2016.

Книга
Международное право: Учебник

Ромашев Ю. С., Русинова В. Н., Егоров С. А. и др.

М.: Статут, 2016.

Суды ждут разгрузки благодаря реформе медиации

Работа над законопроектом, существенно изменяющим закон о медиации и порядок ее применения, подходит к концу: авторы проекта уже определились практически со всеми нормами, которые нужно внести в документ. Как выяснилось в ходе круглого стола в НИУ ВШЭ, посвященного разработке законопроекта, юридическое сообщество очень ждет конкретизации норм закона, который был принят всего пять лет назад и за это время не показал высоких результатов. 

Участники круглого стола "Реформа института медиации. Перезагрузка альтернативного разрешения споров", прошедшего в понедельник, 6 июня, в НИУ ВШЭ, обсудили основные положения будущего законопроекта о медиации. Организатором мероприятия выступил партийный проект Единой России "Комфортная правовая среда" и лично депутат Рафаэль Марданшин, который его возглавляет и занимается разработкой текста инициативы. Закон о медиации (ФЗ № 193 "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)") был принят в 2010 году и позволил участникам гражданского, трудового или семейного спора обратиться к медиатору (посреднику) за помощью в составлении мирового соглашения.

Впрочем, за пять лет работы институт не продемонстрировал успехов – в основном из-за общих норм, которые содержатся в законе. Конкретизировать эти нормы и намерен депутат Марданшин (подробнее о работе над документом читайте на Право.ru здесь).

В ходе вчерашнего круглого стола, собравшего неравнодушных представителей юридического и экспертного сообщества, Марданшин вновь обратил внимание коллег на то, что новая инициатива направлена на устранение выявленных в законе пробелов. Так, в частности, полномочия медиаторов предлагается расширить, предоставив им возможность консультировать стороны спора о последствиях их медиативного соглашения. В связи с этим статусом посредников предлагается наделять только граждан, обладающих дипломом юристов (сегодня им достаточно дополнительного образования по вопросам применения процедуры медиации). Законотворцы во главе с Марданшиным предлагают установить квалифицированные характеристики, должностные обязанности и требования к знаниям и квалификации профессионального медиатора и включить должность "профессиональный медиатор" в Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих. 

Введение такой нормы с самого начала вызывало сомнения в экспертном сообществе. Не поддержали ее и участники мероприятия. "Ограничивать исключительно профессионалами такую фигуру будет не совсем правильно", – отметил Игорь Пастухов, член президентского Совета по правам человека, адвокат юридической фирмы "ЮСТ".  Такую точку зрения поддержал и соруководитель проекта "Комфортная правовая среда" Игорь Судец: он высказался за сохранение в законе права заниматься медиацией как на непрофессиональной основе, так и на профессиональной, после прохождения определенного обучения.

Определились со стимулами 

В справке о применении закона о медиации за 2013–2014 годы Верховный суд отмечал, что стороны конфликта редко обращаются к посреднику, а предпочитают традиционное неформальное примирение, которое рассматривается в короткие сроки и требует меньших затрат. В связи с этим авторы законопроекта предлагают перенести на медиативные процедуры практику арбитражного процесса, а именно возвращать сторонам спора госпошлину за подачу заявления в суд в полном объеме, если в ходе заседания они заключили мировое соглашение. 

В частности, как рассказал Марданшин, в закон предлагается внести изменения, предложенные Постановлением Пленума Высшего Арбитражного суда № 45 от 12.07.2012. Так, при заключении мирового соглашения, отказе истца от иска, в том числе по результатам проведения примирительных процедур, до принятия решения арбитражным судом первой инстанции истцу вернут 70 процентов суммы уплаченной им государственной пошлины, если мировое соглашение будет заключено на стадии рассмотрения дела судом апелляционной инстанции –  истцу вернут 50 процентов, а если конфликт урегулирован соглашением на стадии рассмотрения дела в кассации или при пересмотре судебных актов в порядке надзора – истец сможет вернуть 30 процентов от уплаченной госпошлины.

Кроме того, законотворцы также хотят пополнить ч. 2 ст. 146 Налогового кодекса РФ новым подпунктом (16), который позволял бы не облагать налогами оказание помощи (услуг) медиаторами и организациями, осуществляющими деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации. А в ст. 6 ФЗ "О бесплатной юридической помощи" может появиться новый пункт, вносящий помощь в проведении процедуры медиации в список видов бесплатной юридической помощи. За такое нововведение высказались как участники круглого стола, так и правоприменители, участвовавшие в экспертном опросе

Непопулярная процедура 

Высокая стоимость услуг медиатора – не единственная причина, по которой примирительные процедуры не пользуются популярностью. В основном к услугам медиаторов не прибегают просто потому, что не знают от них, рассказал заместитель главного редактора Вестника СПЧ Дмитрий Замышляев. "Если говорить о статистике, то всего 24 региона, по данным ВС, использовали медиацию после возбуждения производства по делам, которые рассматриваются в судах общей юрисдикции, – рассказал Замышляев, – и только в 14 регионах процедура медиации проводилась непосредственно в здании судов".

Останавливает участников спора и недоверие к професиональному уровню медиаторов, а также недостаточное количество специалистов-посредников. Многие районные суды, по словам Замышляева, "испытывают профессиональный голод" из-за отсутствия медиаторов: судьи предлагают организовывать выездные дежурства медиаторов, чтобы люди имели возможность к ним обратиться. 

Впрочем, зачастую распространению медиации препятствует само процессуальное законодательство. Вопрос прерывания процессуальных сроков на время медиации еще не до конца решен. В арбитражном процессе (поскольку согласно ч. 3 ст. 152 АПК РФ срок, на который судебное разбирательство было отложено по основаниям, предусмотренным АПК) срок медиации не включается в общий срок рассмотрения дела, но учитывается при определении разумного срока судопроизводства. Подобную норму авторы законопроекта предлагают ввести и в ГПК. "Унификация сроков необходима и по той причине, что зачастую в рамках процедуры медиации рассматривается несколько требований сторон, часть из которых находится в производстве арбитражного суда, другая часть – в производстве суда общей юрисдикции", – отмечается в предварительном тексте проекта.

Суды в ожидании 

Между тем суды и судьи очень активно выступают за развитие интитута медиации в гражданской сфере и даже впоследствии в уголовной, рассказал Замышляев. Особенно это касается судов в регионах: они отмечают, что на сегодня уже принято много документов программного характера, как, например, Концепция развития судебной системы на 2013–2020 годы, в которой содержатся указания на обязательное развитие медиации. Такая норма рассматривается судьями как основное средство снижения нагрузки, в чем они заинтересованы, а также повышение качества самого правосудия. "На необходимость развития оперативных способов рассмотрения дел не раз указывал и Всероссийский съезд судей", – продолжил Замышляев.

"Очевидно, что процедура медиации особенно необходима в связи с очевидным нарастанием судебных споров – ведь недостатки в нашей судебной системе во многом порождены не только субъективными, но и объективными причинами, такими как нагрузка на судей", – объясняет Игорь Пастухов. Впрочем, сам СПЧ в значительно большей степени интересовался не медиацией в гражданских и арбитражных судах, а возможностями применения медиации в уголовном процессе – вопрос находится в обсуждении с членами Совета судей. Сегодня практика медиации в уголовном процессе используется в некоторых регионах при рассмотрении дел, участниками которых выступают несовершеннолетние. Члены СПЧ уверены, что такая возможность (по делам нетяжкой категории) должна быть доступна всем. 

Впрочем, Рафаэль Марданшин в своем законопроекте не будет затрагивать уголовный процесс. Цель документа – улучшить уже действующий институт, и в таком случае речь идет только о гражданских спорах, в то время как "медиация по уголовным делам – это введение практически нового института". 

Материал взят на сайте www.pravo.ru.